Ваш поезд расшибся попробуйте летать самолетом



Андрей Вознесенский «Сначала»

Первые стихи поэта, сразу отразившие его своеобразный стиль, были опубликованы в 1958 году. Его лирика отличалась стремлением «измерить» современного человека категориями и образами мировой цивилизации, экстравагантностью сравнений и метафор, усложнённостью ритмической системы, звуковыми эффектами.

Вознесенский наряду с Евтушенко и Ахмадулиной вызывал резкое неприятие у некоторой части советской литературной общественности. Это неприятие выражалось и в стихах — например, в стихотворении Николая Ушакова «Модный поэт», 1961 (Он сменною модой недельной / когда-то пленял молодёжь. / Так что ж ты, цветок рукодельный, / сегодня не модно цветёшь?) или в стихотворении Игоря Кобзева «Комсомольским активистам», 1963 (Им служат оружьем трясучие джазы / И разный заморский абстрактный бред. / У них, говорят, появился даже / Собственный свой популярный поэт…). На улице Горького в «Окнах сатиры» уже в 1960-х годах изображён рабочий, выметающий «нечисть» метлой, — и среди сора-нечисти был изображён Вознесенский со сборником «Треугольная груша».

В марте 1963 года на встрече с интеллигенцией в Кремле, Никита Хрущёв подверг поэта резкой критике. Под аплодисменты большей части зала он кричал: «Можете сказать, что теперь уже не оттепель и не заморозки — а морозы… Ишь ты какой Пастернак нашелся! Мы предложили Пастернаку, чтобы он уехал. Хотите завтра получить паспорт? Хотите?! И езжайте, езжайте к чертовой бабушке. Убирайтесь вон, господин Вознесенский, к своим хозяевам!»

Через год после сборника «Треугольная груша» вышла посвящённая Ленину поэма Вознесенского «Лонжюмо». Стихотворный сборник «Антимиры» послужил основой знаменитого спектакля Театра на Таганке в 1965 году. Для этого спектакля Владимир Высоцкий написал музыку и спел «Песню акына» («Не славы и не коровы…») на стихотворение Вознесенского.

В 1970-е годы Вознесенского стали издавать достаточно хорошо, он выступал по телевидению и получил в 1978 году Государственную премию СССР.

Сначала

Достигли ли почестей постных,
рука ли гашетку нажала —
в любое мгновенье не поздно,
начните сначала!

«Двенадцать» часы ваши пробили,
но новые есть обороты.
ваш поезд расшибся. Попробуйте
летать самолетом!

Вы к морю выходите запросто,
спине вашей зябко и плоско,
как будто отхвачено заступом
и брошено к берегу пошлое.

Не те вы учили алфавиты,
не те вас кимвалы манили,
иными их быть не заставите —
ищите иные!

Так Пушкин порвал бы, услышав,
что не ядовиты анчары,
великое четверостишье
и начал сначала!

Начните с бесславья, с безденежья.
Злорадствует пусть и ревнует
былая твоя и нездешняя —
ищите иную.

А прежняя будет товарищем.
Не ссорьтесь. Она вам родная.
Безумие с ней расставаться,
однако

вы прошлой любви не гоните,
вы с ней поступите гуманно —
как лошадь, ее пристрелите.
Не выжить. Не надо обмана.

Источник

Андрей Вознесенский «Сначала» (Анализ стихотворения, стиха)

Произведение Андрея Вознесенского «Сначала» является классическим примером лирического стихотворения. В подобном стихотворении главным событием становится чувство, переживание, внутренний мир лирического героя, его эмоциональное состояние. Так как в данном стихотворении нет лирического героя, повествование, размышление идет вне места и времени, каждое существительное является образом, а глагол-мотивом.

В стихотворении 8 строф(катренов), которые можно разделить на две части по смыслу, идее. Первые пять строф автор убеждает нас , читателей, в возможности начать новую жизнь, вне зависимости от обстоятельств, которые могут быть самые разные:

«Достигли ли почестей постных,

Рука ли гашетку нажала»

В пример читателю автор ставит Пушкина, говоря тем самым, что даже великим(особенно великим) людям приходится иногда начинать сначала, не задумываясь, насколько значительна их работа.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

О любви в стихотворении говорится в последних трех катренах. В последнем автор иронизирует сам над собой:

«Вы прошлой любви не гоните,

Вы с ней поступите гуманно-

Как лошадь ее пристрелите.

Не выжить. Не надо обмана»

Давайте рассмотрим стихотворный размер произведения на примере начала первой строфы:

«Дос-тиг-ли ли по-чес-тей пост-ных

Ру-ка ли га-шет-ку на-жа-ла»

Расставим ударения. Это трехстопный амфибрахий. В некоторых строфах последняя строчка намеренно укорочена до двух стоп. Это сделано для выделения основной мысли , скрытой между строк. Ее легко увидеть, выписав последние строки:

«Начните сначала», «ищите иные», «ищите иную», «не выжить»

Также поэт противопоставляет эти строчки основному катрену. В произведении перекрестная рифма(АБАБ):

«»Двенадцать» часы ваши пробили,

Но новые есть обороты.

Ваш поезд расшибся. Попробуйте

Главная мысль стихотворения-начать жизнь заново можно, а вернуть старую любовь-нет. Вознесенский в своем произведении нас жить, любить и радоваться каждому мгновению, будучи уверенным, что все в жизни можно исправить, но никогда нельзя идти против себя.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id58465

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Источник

Не прививаться Спутником сегодня – всё равно что отказаться лететь боингом

Мое людоведческое любопытство достигает в последнее время какого-то ненормального предела. То есть я наблюдаю как очередной шест судьбы пытается померять глубину мутных вод человеческого интеллектуального ничтожества, и вот – длины его не хватает, дна нету. Нету дна.

Вот возьмем Москву. И еще возьмем прививку Спутник. На сегодня в Москве привито Спутником где-то от 1 до 2 млн человек. Это много для статистики. Что говорит нам статистика? Что побочные явления от Спутника достаточно умеренны – как при прививке от гриппа. То есть конечно это побочные явления краткосрочные – про долгосрочные мы узнаем спустя долгое время. Не то чтобы мы могли всерьез подозревать что следует ожидать долгосрочных последствий (аденовирус человека + кусок белка коронавируса – подозревать такую комбинацию в разрушительном действии сложно) – но организм всё же штука сложная, поэтому – не исключаем. Мы еще знаем, что очень редко Спутник вызывает тяжелые последствия вплоть до смерти – есть уже смерти от Спутника. Сколько? Около 1 на миллион вакцинированных. Что такое 1 на миллион? Это вероятность катастрофы современного пассажирского самолета; это в 20 раз меньше вероятности попасть в тяжелую аварию на автомобиле.

С другой стороны, есть КОВИД. Что мы знаем о ковиде? Мы знаем что это опасная болезнь, вероятность смерти от неё (даже для молодых) – от 0.5% до 3%, причем умирают непонятно кто – и молодые, и сильные, и здоровые. От 10 до 25% переболевших испытывают большие проблемы со здоровьем, связанные и с последствиями болезни, и с последствиями терапии, прежде всего гормональной. Знаем ли мы отдаленные последствия этой болезни? Тоже нет (как и в случае прививки), но нетрудно понять, что они статистически будут значительно серьезнее.

Что мы знаем про действие Спутника? Что он снижает вероятность заболевания и тяжесть протекания болезни в случае заболевания. Судя по статистике, снижение смертности не менее 50% (а возможно оно сильно больше), снижение тяжести заболевания оценить сложно, но если считать по пропорциональному количеству госпитализаций (что не точный метод, но всё же) – то более 60% (непонятно насколько больше, но кажется сильно).

Будем считать, что вероятность заболеть у вас – ½ (то ли заболею, то ли нет). То есть вероятность умереть от болезни без прививки у вас ½ умножить на (возьмем минимум) 0.5% = 0.25% или 1 на 40000. А с прививкой – в два раза меньше, то есть 0.125% или 1 на 80000. То есть (я даже не беру вопрос тяжелой болезни, там всё в 100 раз более внятно) делая прививку Спутник вы снижаете вероятность умереть на 0.125% и увеличиваете ее на 0.0001%. При этом долгосрочные последствия и там и там неизвестны, но кажется от Ковида они всё же хуже.

Читайте также:  Путь следования поезда москва симферополь с остановками

То есть не прививаться Спутником сегодня – это всё равно что отказаться лететь боингом Бритиш Эйрвейз, потому что это же опасно – летать, и вместо этого поехать на предельной скорости на гоночном мотоцикле с неисправными тормозами и лысыми покрышками по мокрому шоссе с плохим покрытием и интенсивным трафиком, состоящим в основном из пьяных водителей джипов, торопящихся на поезд.

Дальше – больше. После того, как оказалось, что в России из 10 человек 8 выбирают мотоцикл, выяснилось, что делают они это не просто так, а потому что современный Боинг в их представлении олицетворяет несвободу, нелиберальность, рабство и фашизм. То есть вот не просто неудобство, не просто риски – а фашизм; особенно если в этом Боинге заставляют лететь.

Здесь следует сделать этимологическое отступление. Дело в том, что «свобода» и «либеральность» в современном политическом словаре, разумеется, не означают полную независимость от общества и права равные естественным возможностям индивида. Начиная с 16 века благодаря великим мыслителям мы усвоили, что свобода человека всегда заканчивается там, где начинается свобода другого человека. «Либерализм» в этом смысле, разумеется, не означает «больше всяких свобод всем» ровно потому что так не бывает – вы можете лишь перемещать границу свободы одних наружу в ущерб другим – перемещая их границы свободы внутрь. Незанятых пространств свободы для освоения фактически не существует. «Либерализм» в его точном определении означает две вещи: (1) Обеспечение базовых свобод всех граждан (напоминаю: право на жизнь и защиту, свобода слова и собраний, право избирать и быть избранным, право на труд и заработок и так далее) и (2) Стремление к уравниванию прав всех членов общества.

В этом смысле, например принудительная вакцинация может рассматриваться как ужесточение требований и ограничение свободы тех, кто не хочет вакцинироваться. Но при этом же такое действие – очевидная защита права на защиту, то есть базового права граждан: трансмиссионный коэффициент коронавируса колеблется в диапазоне 1.2 – 1.6 на непривитых сообществах, и даже двукратное его падение (а массовая вакцинация похоже снижает его еще больше) уводит его ниже единицы, то есть заставляет вирус исчезать. Сомневаться в том, что вакцинация работающей вакциной обеспечивает право на защиту от заражения сейчас уже смешно – есть опыт Израиля, Великобритании, ЕС. Сомневаться в том, что Спутник эффективен (насколько – вопрос), тоже смешно – тут тоже есть статистика. Получается, что принудительная вакцинация Спутником – это как раз очень либеральная мера.

И да, я слышу аргумент «привитые тоже могут переносить болезнь, даже больше – потому что они болеют легче». Это совершенно верно – но не имеет никакого отношения к вопросу, потому что вопрос именно в тотальной вакцинации. Именно поэтому к вакцинации надо принуждать – провакцинировав 50% населения вы получаете снижение вероятности для этих 50% и – повышение для вторых 50; потом проходит время, иммунитет привитых ослабевает, и вирус, мутировав в непривитой половине, перемещается обратно к давно привитым.

To add insult to injury – принудительная вакцинация существует во всем мире очень давно в отношении десятков вакцин и большинство оголтелых борцов с вакцинированием сами провакцинированы многократно, даже если не хотят об этом помнить. Да что вакцинирование – в самом либеральном обществе мы лишены тысяч прав выбора и обязаны совершать с собой множество обязательных действий: носить одежду (часто – вполне конкретную), соблюдать правила вежливости, дорожного движения и пользования унитазом, фотографироваться на паспорт и потом его предъявлять, чихать в платок, платить теми деньгами, которые принимаются в стране, и так далее и так далее. Все эти ограничения связаны как раз с защитой прав – только не ваших, а всех вместе и всех других в отдельности; а значит и ваших тоже. Вы не можете в либеральном обществе дать соседу в морду, даже если эта невозможность оставит вас в состоянии тяжелых моральных страданий – но и он не может этого сделать (даже если стоило бы). Почему тогда вас удивляет, что вы не можете просто так повышать вероятность болезни и смерти соседа?

Кстати, к вопросу «демократично» ли принуждать к вакцинации. Демократия — это выборность и сменяемость власти на базе всеобщего избирательного права. Так что вопрос бессмысленен — если выборность, сменяемость, всеобщее право есть, значит принудительная вакцинация демократична. У вас есть?

Ну и конечно есть у нас общества нелиберальные – например та самая Россия, в которой живет так много новоявленных борцов за либерализм. Удивительно только, что фальсификация выборов, политические преследования, агрессия по отношению к соседям, ущемление меньшинств, мужской шовинизм, коррупция, атрофия гражданских институтов, судебный и силовой произвол, уничтожение малого и среднего бизнеса волнуют дай бог 10-15% населения; прививаться же не собралось аж 80%. Какое-то очень избирательное отношение к либерализму.

Напоследок снова к этимологии, на это раз слова «фашизм» — вдруг меня прочтет идиот, вообразивший себя узником концлагеря, потому что его обещали не пустить в ресторан без вакцинации. Фашизм – это идеология, объявляющая людей неравными в силу их естественных и неизменяемых свойств – например национальности. В обычном либеральном государстве люди не равны (еще как) в силу изменяемых атрибутов: не сдал на права – не ездишь на машине; нет 18 лет – не купил алкоголь; не работал – не заработал; не одел галстук – не пустили в клуб; не привился – сиди дома, не ходи в чайхану. Кстати, отказываться прививаться без наличия противопоказаний – это тоже не фашизм, хотя это и бьет по правам других не умереть от ковида. Отказ прививаться – это смесь эгоцентризма, глупости и инфантилизма. А прикрывать их можно любыми словами.

Источник

Андрей Вознесенский , проняло

ОПИСАНИЕ
в сентиментальных документах, стихах и молитвах
славных злоключений Действительного Камер-Герра НИКОЛАЯ РЕЗАНОВА,
доблестных Офицеров Флота ХВАСТОВА и ДОВЫДОВА,
их быстрых парусников «Юнона» и «Авось»,
Сан-францисского Коменданта ДОН ХОСЕ ДАРИО АРГУЭЛЬО,
любезной дочери его КОНЧИ
с приложением карты странствий необычайных.

«Но здесь должен я Вашему Сиятельству сделать исповедь частных моих приключений. Прекрасная Консепсия умножала день ото дня ко мне вежливости, разные интересные в положении моем услуги и искренность, начали непременно заполнять пустоту в моем сердце, мы ежечасно сближались в объяснениях, которые кончились тем, что она дала мне руку свою. »
Письмо Н. Резанова Н. Румянцеву
17 июня 1806 г.
(ЦГИА, ф. 13, с. I д. 687)

«Пусть как угодно ценят подвиг мой, но при помощи Божьей надеюсь хорошо исполнить его, мне первому из Россиян здесь бродить так сказать по ножевому острию. »
Н. Резанов — директорам русско-амер. компании 6 ноября 1805 г.

«Теперь надеюсь, что «Авось» наш в Мае на воду спущен будет. »
от Резанова же 15 февраля 1806.
Секретно
ВСТУПЛЕНИЕ
«Авось» называется наша шхуна.
Луна на волне, как сухой овес.
Трави, Муза, пускай худо,
но нашу веру зовут «Авось»!
«Авось» разгуляется, «Авось» вывезет,
гармонизируется Хавос.
На суше барщина и Фонвизины,
а у нас весенний девиз «Авось»!
Когда бессильна «Аве Мария»,
сквозь нас выдыхивает до звезд
атеистическая Россия
сверхъестественное «авось»!
Нас мало, нас адски мало,
и самое страшное, что мы врозь,
но из всех притонов, из всех кошмаров
мы возвращаемся на «Авось».
У нас ноль шансов против тыщи.
Крыш-ка!
Но наш ноль — просто красотища,
ведь мы выживали при «минус сорока»
Довольно паузы. Будет шоу.
«Авось» отплытье провозгласил.
Пусть пусто у паруса за душою,
но пусто в сто лошадиных сил!
Когда ж, наконец, откинем копыта
и превратимся в звезду, в навоз —
про нас напишет стишки пиита
с фамилией, начинающейся на «Авось».
I. ПРОЛОГ
В Сан-Франциско ветра пиратствуют —
ЧП!
Доченька губернаторская
спит у русского на плече.
И за то, что дыханьем слабым
тельный крест его запотел,
Католичество и Православье,
вздев крыла, стоят у портьер.
Расшатываются устои.
Ей шестнадцать с позавчера,
с дня рождения удрала!
На посту Довыдов с Хвастовым
пьют и крестятся до утра.
II
ХВАСТОВ: «А что ты думаешь, Довыдов. »
ДОВЫДОВ: «О происхожденьи видов)»
ХВАСТОВ: «Да нет. »
III
(Молитва КОНЧИ АРГУЭЛЬО — БОГОМАТЕРИ)
Плачет с сан-францисской колокольни
барышня. Аукается с ней
Ярославна! Нет, Кончаковна —
Кончаковне посолоней!
«Укрепи меня, Матерь-заступница,
против родины и отца,
государственная преступница,
полюбила я пришлеца.
Полюбила за славу риска,
в непроглядные времена
на балконе высекла искру
пряжка сброшенного ремня.
И за то, что учил впервые
словесам ненашей страны,
что как будто цветы ночные,
распускающиеся в порыве,
ночью пахнут, а днем — дурны.
Пособи мне, как пособила б
баба бабе. Ах, Божья Мать,
ты, которая не любила,
как ты можешь меня понять!!
Как нища ты, людская вселенная,
в боги выбравшая свои
плод искусственного осеменения,
дитя духа и нелюбви!
Нелюбовь в ваших сводах законочных.
Где ж исток!
Губернаторская дочь, Конча,
рада я, что сын твой издох!..»
И ответила Непорочная:
«Доченька. »
Ну, а дальше мы знать не вправе,
что там шепчут две бабы с тоской—
одна вся в серебре, другая —
до колен в рубашке мужской.
IV
ХВАСТОВ: А что ты думаешь, Довыдов.
ДОВЫДОВ: Как вздернуть немцев и пиитов!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Что деспоты
не создают условий для работы!
ХВАСТОВ: Да нет.

Читайте также:  Поезд номер 360 маршрут следования

(Молитва РЕЗАНОВА — БОГОМАТЕРИ)
«Ну, что тебе надо еще от меня!
Икона прохладна. Часовня тесна.
Я музыка поля, ты музыка сада,
ну что тебе надо еще от меня?
Я был не из знати. Простая семья.
Сказала: «Ты темен» — учился латыни.
Я новые земли открыл золотые.
И это гордыни твоей не цена!
Всю жизнь загубил я во имя Твоя.
Зачем же лишаешь последней услады
Она ж несмышленыш и малое чадо.
Ну, что тебе мало уже от меня?»
И вздрогнули ризы, окладом звеня.
И вышла усталая и без наряда.
Сказала: «Люблю тебя, глупый. Нет сладу.
Ну что тебе надо еще от меня!»
VI
ХВАСТОВ: А что ты думаешь, Довыдов.
ДОВЫДОВ: О макси-хламидах!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Дистрофично
безвластие, а власть катастрофична!
ХВАСТОВ: Да нет.
ДОВЫДОВ: Вы надулись!
Что я и крепостник и вольнодумец!
ХВАСТОВ: Да нет. О бабе, о резановской.
Вдруг нас американцы водят за нос!
ДОВЫДОВ: Мыслю, как и ты, Хвастов, —
давить их, шлюх, без лишних слов.
ХВАСТОВ: Глядь! Дева в небе показалась,
на облачке.
ДОВЫДОВ: Показалось.

всегда иди дорогою добра

Сообщений: 13 194

VII
(Описание свадьбы, имевшей быть 1 апреля 1806 г.)
«Губернатор в доказательство искренности и с слабыми ногами танцевал у меня, и мы не щадили пороху ни на судне, ни на крепости, гишпанские гитары смешивались с русскими песельниками. И ежели я не мог окончить женитьбы моей то сделал кондиционный акт. »

Помнишь, свадебные слуги,
после радужной севрюги,
апельсинами в вине обносили не!
Как лиловый поп в битловке,
под колокола былого,
кольца, тесные с обновки
с имечком на тыльной сторонке
нам примерил не!
А Довыдова с Хвастовым,
в зал обеденный с восторгом
впрыгнувших на скакуне, —
выводили не!
А мамаша, удивившись,
будто давленые вишни
на брюссельской простыне,
озадаченной родне, —
предъявила не)
(лейтенантик Н
застрелился не)
а когда вы шли с поклоном,
смертно-бледная мадонна
к фиолетовой стене
отвернулась не!
Губернаторская дочка,
где те гости! Ночь пуста.
Перепутались цепочкой
два нательные креста.
АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ,ОТНОСЯЩИЕСЯ К ДЕЛУ РЕЗАНОВА Н.
(Комментируют арх. крысы — Игрек и Икс)
1. «. но имя Монарха нашего более благословляться будет, когда в счастливые дни его свергнут Россияне рабство чуждым народам. Государство в одном месте избавляется вредных членов, но в другом от них же получает пользу и ими города создает. »
Н. Резанов — Н, Румянцеву
2. ВТОРОЕ ПИСЬМО РЕЗАНОВА — И. И. ДМИТРИЕВУ
Любезный Государь Иван Иваныч Дмитриев
оповещаю, что достал
тебе настойку из термитов.
Душой я бешено устал!
Чего ищу! Чего-то свежего!
Земли старые — старый сифилис.
Начинают театры с вешалок.
Начинаются царства с виселиц.
Земли новые — табула раза.
Расселю там новую расу —
Третий Мир — без деньги и петли,
ни республики, ни короны!
Где земли золотое лоно,
как по золоту пишут иконы,
будут лики людей светлы.
Был мне сон, дурной и чудесный.
(Видно, я переел синюх.)
Да, случась при Дворе, посодействуй —
на американочке женюсь.

ЧИН ИКС:
«А вы, Резанов,
из куртизанов!
Хихикс. »

3. ВЫПИСКА ИЗ ИСТОРИИ гг. ДОВЫДОВА И ХВАСТОВА
Были петербуржцы — станем сыктывкарцы.
На снегу дуэльном — два костра.
Одного — на небо, другого — в карцер!
После сатисфакции — два конца!
Но пуля врезалась в пулю встречную.
Ай да Довыдов и Хвастов!
Враги вечные на братство венчаны.
И оба — к Резанову, на Дальний Восток.
ЧИН ИГРЕК:
«Засечены в подпольных играх».
ЧИН ИКС:
«Но государство ценит риск».

«15 февраля 1806 г. Объясняя вам многие характеры, приступлю теперь к прискорбному для меня описанию г. Х. главного действующего лица в шалостях и вреде общественном и столь же полезного и любезного человека, когда в настоящих он правилах. В то самое время покупал я судно Юнону и сколь скоро купил, то сделал его начальником, и в то же время написал к нему Мичмана Давыдова. Вступя на судно, открыл он то пьянство, которое три месяца к ряду продолжалось, ибо на одну свою персону, как из счета его в заборе увидите, выпил 9 1/2 ведр французской водки и 2 1/2 ведра крепкого спирту кроме отпусков другим и, словом, споил с кругу корабельных, подмастерьев, штурманов и офицеров. Беспросыпное его пьянство лишило его ума, и он всякую ночь снимается с якоря, но к счастью, что матросы всегда пьяны. »
(Из Второго секретного письма Резанова)

«17 июня 1806 г. Здесь видел я опыт искусства Лейтенанта Хвостова, ибо должно отдать справедливость, что одною его решимостью спаслись мы, и столько же удачно вышли мы из мест, каменными грядами окруженных».
Резанов — министру коммерции
РАПОРТ
Мы — Довыдов и Хвастов,
оба лейтенанты.
Прикажите — в сто стволов
жахнем латинянам!
«Стоп, Довыдов и Хвастов!» —
«Вы мягки, Резанов». —
«Уезжаю. Дайте штоф.
Вас оставлю в замах».
В бой, Довыдов и Хвастов!
Улетели. Рапорт:
«Пять восточных островов
Ваши, Император!»

«Я должен отдать справедливость искусству гг. Хвостова и Давыдова, которые весьма поспешно совершили рейсы их. »

«18 октября 1807 г. Когда я взошел к Капитану Бухарину, он, призвав караульного унтер-офицера, велел арестовать меня. Ни мне ни Лейтенанту Хвостову не позволялось выходить из дому и даже видеть лицо какого-либо смертного. Лейтенант Хвостов впал в опасную горячку. Вот картина моего состояния! Вот награда, есть ли не услуг, то по крайней мере желания оказать оные. При сравнении прошедшей моей жизни и настоящей сердце обливается кровью и оскорбленная столь жестоким образом честь заставляет проклинать виновника и самую жизнь.
Мичман Давыдов».
(Выписка из «Донесения Мичмана Давыдова
на квартире уже под политическим караулом»)

№ 4. РЕЗАНОВ — И. И. ДМИТРИЕВУ
Зрю тысячу чудес. Из тысячи
Вам посылаю круг мистический:
из Тьмы рождаясь. Жизнь сия
вновь канет в Тьму небытия.

№ 5. МНЕНИЕ КРИТИКА ЗЕТА:
От этих модернистских оборотцев
Резанов ваш в гробу перевернется!

МНЕНИЕ ПОЭТА
Перевернется, — значит, оживет.
Живи, Резанов! «Авось», вперед!

№ 6. ЧИН ИГРЕК:
Вот панегирик:

Читайте также:  Поезд orient express маршрут

«Николай Резанов был прозорливым политиком. Живи Н. Резанов на 10 лет дольше, то, что мы называем сейчас Калифорнией и Американской Британской Колумбией, были бы русской территорией».
Адмирал Ван Дерс (США)

ЧИН ИКС:
Сравним
что говорит нам Головнин:

«Сей г. Резанов был человек скорый, горячий, затейливый писака, говорун, имеющий голову более способную создавать воздушные замки в кабинете, нежели к великим делам, происходящим в свете. »
Флота Капитан 2-го ранга и кавалер В. М. Головнин

ЧИН ИКС:
«А вы, Резанов,
пропили замок.
Вот Иск».

№ 7. ИЗ ПИСЬМА РЕЗАНОВА — ДЕРЖАВИНУ
Тут одного гишпанца угораздило
по-своему переложить Горация.
Понятно, это не Державин,
но любопытен по терзаньям:
«Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный.
Увечный
наш бренный разум цепляется за пирамиды, статуи,
памятные места —
тщета!
Тыща лет больше, тыща лет меньше — но далее ни черта!
Я — последний поэт цивилизации.
Не нашей, римской, а цивилизации вообще.
В эпоху духовного кризиса и цифиризации
культура — позорнейшая из вещей.
Позорно знать неправду и не назвать ее,
а назвавши, позорно не искоренять,
позорно похороны называть свадьбою,
да еще кривляться на похоронах.
За эти слова меня современники удавят.
А будущий афро-евро-америко-азиат
с корнем выроет мой фундамент,
и будет дыра из планеты зиять.
И они примутся доказывать, что слова мои были вздорные.
Сложат лучшие песни, танцы, понапишут книг.
И я буду счастлив, что меня справедливо вздернули.
Вот это будет тот еще памятник!»

Источник

Ваш поезд расшибся попробуйте летать самолетом

ПОЭТЫ-ШЕСТИДЕСЯТНИКИ. АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Только что по первому каналу закончился показ эпохального по замыслу многосерийного фильма «Таинственная страсть» по последнему роману Василия Аксёнова, в котором автор «зашифровал» имена и фамилии своих товарищей по перу — всем известных современников. Прототипы героев — это кумиры шестидесятых: Роберт Эр — Роберт Рождественский( 20 июня 1932 — 19 августа 1994,), Антон Андреотис — Андрей Вознесенский(12 мая 1933 — 1июня 2010 год), Нэлла Аххо — Белла Ахмадулина( 10 апреля 1937 — 29 ноября 2010,), Ян Тушинский — Евгений Евтушенко( род. 18 июля 1932 г. ), сам Василий Аксёнов(12 мая 1933 — 1июня 2010) под прозвищем Ваксон и многие другие.

Фильм еще не кончался, а уже тонны критики! Множество читателей в негодовании, мол, как это их никуда не пускали и запрещали?! Ведь их книгами были заполнены магазины, сами постоянно выступали и по телевидению, и перед аудиторией. Я же хочу вспомнить то время, когда данные поэты были на таком “Олимпе”, о котором никто из пишущих современников даже и мечтать не в силах.

Что же вспоминается? Стихи поэтов-шестидесятников купить в книжных магазинах было невозможно, ибо дефицит на знаменитостей был в СССР всегда. Уже потом, в конце “лихих девяностых” я доприобрела их в через букинистические отделы. А в советские годы… Помню, томик Андрея Вознесенского мне дали почитать всего на одну ночь, а малюсенький сборник Беллы Ахмадулиной “Тайна” мне подарил в МГУ один американец, причем, прямо на почте университета, куда я случайно завернула. Купленая же им книжица была из специализированного магазина для иностранцев под названием “Березка”. Признаюсь, я читала и того, и другого автора только из-за моды. Тогда любовь к ним была прямо таки поветрием.

Однако, с “избранным” из их творчества я была к тому времени уже знакома. Если заглянуть в годы еще отрочества, то отдельные стихотворения Андрея Вознесенского и Евгения Евтушенко я старательно выписывала откуда-то в свою тетрадь. Кажется, они распространялись в драматических кружках, или “юного чтеца” в печатных списках. У Андрея Вознесенского есть одно стихотворение, которое я читала с ранней юности наряду со стихами Пушкина, Лермонтова, Есенина даже со сцены. Речь идет о стихотворении “СНАЧАЛА” написанном им в 1967 году. Вот оно доброчтимое…

Достигли ли почестей постных,

рука ли гашетку нажала — в

любое мгновенье не поздно,

“Двенадцать” часы ваши пробили,

но новые есть обороты.

Ваш поезд расшибся.

Попробуйте летать самолетом!

Вы к морю выходите запросто,

спине вашей зябко и плоско,

как будто отхвачено заступом

и брошено к берегу пошлое.

Не те вы учили алфавиты,

не те вас кимвалы манили,

иными их быть не заставите —

Так Пушкин порвал бы, услышав,

что не ядовиты анчары,

и начал сначала!

Начните с бесславья, с безденежья.

Злорадствует пусть и ревнует

былая твоя и нездешняя —

А прежняя будет товарищем.

Безумие с ней расставаться,

вы прошлой любви не гоните,

вы с ней поступите гуманно —

как лошадь, ее пристрелите.

Не выжить. Не надо обмана.

Последний раз я пыталась его прочесть со сцены сочинского дома отдыха в 1976 году, да не получилось. Передрались неподалеку подвыпившие отдыхающие и кто-то из удиравших всех “поднял” с лавочек. Кстати, вряд ли даже эти строки кого-то бы вывели из полудремотного состояния. Только драка под хмельком! Причем, истошный крик пробегавшего заставил меня замолчать на словах: “Вы к морю выходите запросто, спине вашей зябко и плоско…”. Смешно?!

Так вот войдя опять в тему честно скажу: поэта Вознесенского я измеряла именно этим, на мой взгляд, самым его гениальным стихотворением. О чем я впоследствии писала в своей поэме.

Стиль Вознесенского архитектурно ранен.

Ищу «рокайля» на пустой меже.

Но прорезью меж строк: «Начни сначала!

Сбрось маску из навязанных клише!» (Е.Грислис. “Время перемен”).

Но, к сожалению, большинство других стихотворений Андрея Вознесенского не оставили у меня следа в душе. И все же не хотелось бы соглашаться с уничтожающей критикой о нем нобелевского лауреата Иосифа Бродского. “А вот с Вознесенским у меня всегда одна и та же история, — сетовал признанный мэтр поэзии, — мне просто делается физически худо. То есть когда ты видишь его стихи — это нечто оскорбительное для глаз. Для глаз и для всех остальных органов чувств, которыми воспринимается текст. Это именно воспринимается как какое-то оскорбление. Я не знаю, вот в этом смысле он, конечно, неподражаем. Второго такого нет. Потому что это бывает все что угодно. Ну, бывает глупость, бывает банальность, бывает бездарно, бывает пошло, скучно, я не знаю как, но он дает какое-то совершенно омерзительное качество”.

Даже не зная об этом недавно выплывшим интервью из числа “неопубликованных” — чудом сохранившейся аудиозаписи чтения Бродского и его разговора с известной австрийской переводчицей и слависткой Элизабет Маркштейн и ее мужем, мне часто приходилось слышать нелестное из уст и местных деятелей пера, официально состоящих, притом, в союзе писателей. Помню, постоянно употреблялось определение его поэзии — “пустое громыхание”. Поэтесса Раиса Носова как-то написала даже сатиру по поводу. А она, что называется, из самых толщ народных масс, является бережной хранительницей и продолжательницей есенинской традиции.

И все же это не так, или не совсем так. Путь его многим казался в то время чуть ли не диссидентским. Первый сборник Вознесенского «Мозаика» вышел в 1958 году, когда поэту было 26 лет. Он сразу навлёк на себя гнев властей, ведь не отражал принципов, которые насаждались в то время. Затем Вознесенский вызвал резкое неприятие и у советской литературной общественности: в его лирике было много дерзких метафор и сравнений, необычный ритм стиха и нестандартное отражение трагедии Великой Отечественной войны. В 1963 году сам Никита Хрущёв подверг поэта резкой критике: «Ишь ты, какой Пастернак нашелся. Езжайте к чёртовой бабушке. Убирайтесь вон, господин Вознесенский, к своим хозяевам!».

Я, как и многие, уже потом, когда открылись много лет спустя архивные документы, поняла на каком внутреннем изломе приходилось работать и ему, и другим поэтам, какой тернистый путь они прошли! Это дало мне право написать в феврале 2006 года поэму “Время перемен”, в которой я отразила и эпоху, и героико-творческий “почин” поэтов-шестидесятников.

Источник