Мальчик упал с поезда санкт петербург

Мальчик упал с поезда санкт петербург

История об 11-летнем «зацепере» из Петербурга, который в декабре 2020 года попал под товарный поезд, лишился обеих ног, час ждал помощи и чудом выжил, прогремела на всю страну. С тех пор прошло два месяца. О том, что говорят врачи, как продвигается следствие и чему этот случай всех научил, «Литтлвану» рассказала мама Аркадия Мария Петрова. А сам он записал видеообращение к сверстникам. Обязательно покажите его своим детям!

Что случилось 26 декабря 2020 года

В этот день Аркадий Аксенов, ученик 5 «А» класса школы №202 Фрунзенского района Петербурга вместе с приятелями из 6 и 7 классов той же школы пришли на железнодорожные пути у станции Товарная-Витебская. Ребята, по словам Аркадия, подбили его запрыгнуть на проходящий товарный поезд. Они хотели снять «зацеп» на видео и выложить его на YouTube-канале семиклассника. Аркадий говорит, что темой зацепинга не интересовался и к трюку не готовился. Выполняя прыжок, он сорвался под колеса движущегося товарняка. Подростки видели, что случилось, но покинули место происшествия.

Спустя почти час после трагедии Аркадия на путях заметил машинист маневрового локомотива Булат Жакеев. Он и вызвал скорую. Мальчика сначала доставили в клинику им. К. А. Раухфуса, а затем — в хирургическую реанимацию при СПбГПМУ. Подросток был в крайне тяжелом состоянии, без обеих ног. Врачи констатировали многочисленные ссадины и раны, закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, травму в затылочной области, ушибы и травмы поджелудочной железы, печени, селезенки, легкого, перелом вертела бедренной кости слева, массивную кровопотерю, гиповолемический шок и травматический шок 3 степени. Артериальное давление не определялось.

Тогда же было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта».

Семья переехала в Петербург из Челябинска в 2018 году. У Аркадия есть младшие братья: Артемий (8 лет) и Арсений (6 лет).

Что сделали врачи

«Сейчас, в марте, сыну значительно лучше, его жизни уже ничто не угрожает. А вечером 26 декабря, начиная с 18:30 бригада из 11 хирургов, реаниматологов и анестезиологов, спасала его жизнь. Более 6 часов шла сложнейшая микрососудистая операция. Огромный объем размозженных тканей, пучки разорванных артерий и вен, крошево костей, по пояс задранные рваные лоскуты кожи…. Все в грязи и колесной смазке. Этот фактор — загрязненность тканей в ранах — стал во многом определяющим для высоты проведенной ампутации. Обе ноги Аркадия, оторванные поездом, теперь ампутированы на уровне верхней трети бедра, при этом правая культя представляет собой по длине полноценную треть бедра, левая — в 2 раза короче.

«Состояние крайне тяжелое, стабильное» — со смысловым нажимом на последнее слово двое суток повторяли нам с мужем реаниматологи. А на третьи Аркашу осторожно вывели в «диагностическое окно» для оценки реакций и сохранности психики, и больше не вводили в искусственную кому: наш мальчик твердо выбрал жить!

В феврале Аркадию провели две операции, чтобы левая культя была функциональна, насколько это возможно, — удаляли некрозы, отпиливали часть кости, перекраивали кожу, снимали спицы с зажившего перелома. Рубцы свежие, швы еще схватываются и долгое время сыну нельзя полноценно садиться во избежание их разрывов при натяжении кожи.

/>

/>

/>

Случай Аркадия уникален для хирургической практики. Такие пациенты погибают на месте происшествия либо при транспортировке, так что в прогнозах врачи очень осторожны. С началом реабилитации и освоения новой механики движения, возможно, будет подниматься вопрос реампутации. Когда человек долго лежал, у него под действием гравитации могут опускаться, оползать мягкие ткани культи, а в вертикальном положении, при активных движениях — обратно смещаться. Тогда для протезирования их нужно переформировать. А значит — все снова вскрывать, длительно восстанавливаться…. Это и называется реампутация.

Я надеюсь, что Аркаше удастся этого избежать! Но все станет понятно только после уверенной вертикализации, когда он сможет сидеть и активно двигаться без протезов, ерзая на бедрах, как это делают все ампутанты—«парники».

Как Аркадий возвращается к жизни

Как я выяснила, золотым стандартом первичного протезирования в мире является период до 60 суток с момента ампутации. Особенно это важно при потере ног — после двух месяцев человек в значительной мере утрачивает «стереотип ходьбы». В России врачи часто не видят ничего драматичного в том, чтобы ампутант познакомился со специалистами по протезированию лишь после выписки из клиники, где проходило лечение, а это — месяцы!

Мы с Аркадием тоже побывали между молотом и наковальней этой системы. Был период, когда только ленивый не спрашивал про протезы. А мы не знали, что и ответить. Я обратилась к главврачу больницы с просьбой о допуске реабилитологов и протезистов. И была услышана. К сожалению, характер травм не позволил бы надеть первый протез нашему мальчику в течение 2 месяцев после ампутации. Но после консультаций у нас теперь есть понимание, кто и как займется возвращением ног Аркадию.

Сыну повезло — сохранены и органы пищеварительной, и выделительной систем, и оба тазобедренных сустава, сам таз не пострадал. Аркаша очень активный и спортивный. Для сохранения тонуса мышц мы с ним освоили гимнастику и выполняем ее дважды в день. Сын жадно цепляется за каждое послабление: разрешили переворачиваться на бок — срочно принимается лежать на нем; можно приподняться на локтях до полусидячего положения — приподнимается, снова и снова. Культи не симметричные, даже дома ходить, опираясь на них, как это делают многие «плановые» ампутанты, он не сможет. Объем движений предстоит осваивать с нуля, и они принципиально новые для него. Но Аркадий полон решимости и старается. Все это делает протезирование возможным, и обещает успех в освоении протезов.

О сложностях протезирования

Протезирование и реабилитация финансируются государством, но оформление инвалидности, медико-социальная экспертиза (МСЭ) и составление индивидуальной программы реабилитации (ИПР) занимают несколько месяцев.

Кроме того, первичное протезирование по ОМС у нас всегда предполагает назначение самых простых протезов: именно с таких большинство людей с парными ампутациями «переезжают» в кресло-коляску навсегда. На них невозможно хоть как-то приблизиться к механике обычной ходьбы. Такие протезы не имеют функционального шарнира-колена, лишены амортизации. Фактически, это палка на культе. При ходьбе здоровый человек задействует минимум три сустава — тазобедренный, коленный и голеностопный, — сложный связочный аппарат и стопу, выполняющую амортизационную функцию. Представьте себе ногу без колена, голеностопа и стопы… Стоять на ней можно, если с вестибулярным аппаратом все в порядке, но ходить не получится. Опорные протезы невозможно использовать без костылей, передвигаться на них получается, только обеспечивая себе четыре точки опоры: выбрасываешь костыли вперед, подволакиваешь следом протезы, упираешься и вновь выбрасываешь костыли. Такая вот «ходьба».

Еще один нюанс. У Аркадия теперь разные по своим «техническим характеристикам» ножки (мы с ним решили: когда они были длинными, назывались «ноги», а сейчас, когда уменьшились, стоит и слово использовать уменьшительной формы — «ножки»). Поэтому протезы ему нужны неодинаковые: на правой — одна конструкция (бионический протез бедра с внешним источником питания с креплением на культе + бионика голени с коленным модулем + протез стопы с амортизацией и поршневым голеностопом), на левой — другая (бионический протез, но его бедро крепится к поясной «корзинке», так как длины левой культи недостаточно для закрепления, гильза протеза будет «слетать»). То есть протез правой ноги будет активным и им можно шагать, а левой — нести опорную функцию и служить для балансирования при ходьбе.

Необходимо учитывать привычный для него тип и уровень нагрузок (до трагедии Аркадий увлекался спортом — занимался тайским боксом, смешанными единоборствами, самбо и греко-римской борьбой, плаванием. — Ред.). Как сказал протезист: «Был бы ты, парень, тихоней-шахматистом, поставили б тебя на лечебно-тренировочные «палки» и не маялись». Каждый протез будет собираться из комплектующих нескольких европейских производителей. Это называется «кастомизация». Такой подход позволяет учесть не только рост/возраст/вес пациента, но и состояние именно его позвоночника, таза, распределение нагрузки при ходьбе, балансировку.

Сейчас сын под опекой протезистов «Сколиолоджик» и Ottobock Russland, реабилитологов Федерального научного центра им. Альбрехта. Протезы позволят ему лучше адаптироваться, не выпасть из жизни «обычных» людей. Это б о льшая свобода передвижения, возможность не иметь ограничений в выборе учебного заведения, планировании повседневных дел. Ты можешь пойти, куда угодно. Ногами.

Коляска: временно или навсегда?

Еще мы выбрали Аркаше кресло-коляску активного типа, предназначенную для самостоятельного передвижения. Вот такую, как на фото.

Приобретем ее не за счет средств ОМС, а при помощи благотворителей. Причины те же, что и с протезами. Увы, сейчас после выписки из больницы ты получаешь медицинские заключения, документы, по ним оформляешь инвалидность, затем назначают МСЭ, потом — ИПР. В беготне по инстанциям проходит от 6 до 12 месяцев. Все это время человек без коляски, без протезов. А как ему передвигаться? Остается носить его на руках, пока время тянется во всех этих экспертизах. Кроме того, обычно выписывается самое простое средство передвижения. Дело даже не в его стоимости — коляски стоят от 8000 до 800000 рублей — а в функциональности, эргономичности. Для Аркадия мы сразу выбрали основательный вариант, который позволит покрыть его потребности в активности, в том числе в спорте. И это не временно: для человека, потерявшего ноги, коляска и протезы — полноправные транспортные средства, возвращающие к активной жизни.

Читайте также:  393 поезд кисловодск москва

Правда, из-за того, что Аркаше еще нельзя надолго принимать вертикальное положение, коляску он не опробовал. Мы консультировались с лечащим врачом, с реабилитологом, тренерами, и к нам приезжал представитель компании-производителя, чтобы максимально корректно сделать все замеры. В итоге лист заявки — документ на 12 листах формата А4. Европейские производители очень внимательны к деталям.

Источник



Мальчика, попавшего под поезд в Петербурге и лишившегося ног, поддерживают друзья со всего мира

К железнодорожным путям пятиклассника привели старшие товарищи по школе. А когда случилась беда, бросили его умирать

Это случилось на железнодорожных путях у станции СПб-Товарный-Витебский: пятиклассник одной из петербургских школ пытался запрыгнуть на движущийся состав и соскользнул. Попал под поезд и остался без ног.

11-летний Аркадий чудом не погиб, сейчас за его жизнь борются врачи Педиатрического университета. С ним в больнице круглосуточно находится его мама. Мария Петрова вместе с сыном учатся жить заново. Мария начала вести дневник в соцсетях: для себя, для родителей, у которых есть дети такого же возраста, для ровесников сына, каждый из которых может оказаться в подобной ситуации.

Мария Петрова живёт вместе с сыном в больнице.

фото из личного архива Марии Петровой

«С чистого листа»

«Этот день был самым обычным предновогодним выходным самой обычной семьи. Когда мама варит борщ и немного волнуется, как бы не опоздать на маникюр, потому что перезаписаться, если что, точно не получится.
В 17.36 маме скажут по телефону: «Да, нашли, ваш сын у нас. Он попал под поезд. Возьмите документы и приезжайте». В этот момент обычная жизнь обычной семьи кончится. И начнётся новая. С чистого листа».

Пятикласснику Аркадию предстоят долгое лечение и реабилитация.

«Она увидит и поймёт, какого героя потеряла»
«В сентябре Аркаша стал встречаться с одноклассницей. В октябре К. ушла от него. Это решение девочки, такое обычное для нас, взрослых, ударило по репутации сына. Он переживал и по поводу расставания с К., и насчёт падения своего рейтинга. И тут один знакомый, шестиклассник, «подгоняет отличную тему»: у него есть друзья постарше, они снимают крутые видео для блога – про экстрим. Надо запрыгнуть на товарняк или электричку на ходу и чуть погодя спрыгнуть.

«Видео будет на YouTube. А ссылку по всем школьным чатам завирусим. И поймёт тогда К., какого героя потеряла. И вернётся», – предложили Аркадию «друзья».

В ноябре сын ездил в санаторий бороться с лишним весом. Он же спортсмен, боец ММА. Летом у бабушки здорово набрал, и мы с ним всю осень жирок сгоняли – иначе тренер не пускал в ринг, опасаясь нагрузками «убить» парню колени. Вернулся в середине декабря. И тот мальчик снова стал подбивать его на съёмку».

2020 год. Аркадий на занятиях со своим тренером.

«Тебе в спину даже первоклашки плевать будут»
«26 декабря они пришли на «железку» втроём: Аркадий, шестиклассник и его старший приятель-ютьюбер.

Аркадий говорит, было страшно очень. Несколько раз появлялась возможность, но он не решался. Поезда несутся, грохочут и воняют. И он стал «съезжать». Мол, пацаны, давайте перенесём, что-то не получается, сами видите.

А они стали возмущаться: «Какого хрена мы тут целый день на тебя убили, ты кто такой?! Давай цепляйся или мы всем расскажем, какой ты лох. И тебе в школе лучше не появляться. Тебе в спину даже первоклашки плевать будут».

И Аркадий распсиховался. Мимо шёл товарный поезд. Он схватился за первую попавшуюся железку на боку вагона. Поезд сильно потянул. Мой сын побежал, подпрыгнул. Встал носочками берцев на какой-то там выступ. Поезд начал ускорение. Вагон тряхнуло. Аркадий сорвался под колёса».

«Подошли. Посмотрели. И поспешили убраться»
«36 вагонов. Ехали один за другим по его телу. 144 колеса, воняющих сталью и мазутом растирали его ноги о рельсы. 58 минут мой мальчик истекал кровью, совершенно один, в грязном снегу. Он боролся.

Его спутники шли следом за поездом и спустя девять минут дошли до лежащего у рельс без ног, в море крови Аркаши. Посмотрели. И поспешили убраться. Нет, они не паниковали. Уходили так, чтобы никому особо не попасться на глаза. Скорую не вызывали. Взрослых на помощь не звали.

Аркадий всё отлично помнит. Он видел их. Тянул к ним руки: мол, помогите, пацаны. Но они не помогли».

– Подростки, которые были вместе с Аркадием, прекрасно знали, что на этом участке железной дороги нет видеокамер, – рассказывает Мария Metro. – Трагедия случилась напротив автосервиса, рядом с которым находится автостоянка, оснащённая видеокамерами. И всё, что произошло 26 декабря с моим сыном, оказалось зафиксировано на видео. Как он прыгнул на поезд, как сорвался, как к нему подошли подростки и как они потом деловито уходили с места происшествия. Наверное, они думали, что Аркадий умрёт и о том, что они тоже были здесь, никто и никогда не узнает…

«Дядя, помоги, мне холодно. «

«С момента ухода двух малолетних подонков плохие люди в жизни Аркаши кончились. И начались герои.
Булат Жакеев вёл свой локомотив по маршруту. Было темно, начался снегопад.
Булат рассказал мне: «Я видел краем глаза большое тёмное пятно слева, но не придал значения. И вдруг пятно пришло в движение! Человеческая фигура поднялась, опираясь на руки, и сильным толчком как бы бросила себя вперёд, отпрянула от рельс».

Булат остановился, сообщил об этом диспетчеру, чтобы не пускали поезд. Подошёл. Парень в чёрной куртке лежал лицом вниз в море крови. Я перевернул его. Это был мальчик! Живой! Дышал тяжело, весь трясся: «Дядя, помоги, мне холодно».

Булат позвал помощника. Тот принёс жгут. Как сумели затянули правую ногу, ее отрезало поездом выше колена. Левую не смогли, её поезд оторвал сразу полностью, по ягодицу. Мужчины сняли спецовки, укутали Аркашу.

И Булат побежал вниз с насыпи за помощью.

Через 4 минуты приехал реанимобиль. В сопровождении двух экипажей ДПС довезли Аркашу за 12 минут до больницы.

Люди. Ребята. Вы потрясающие, сильные, честные и очень настоящие, земной вам поклон!»

«Спасибо, что могу говорить с тобой»
«По первому образованию я акушер-гинеколог. Преподаватель в Медицинской академии очень давно рассказывал мне, что при кровотечении из бедренной артерии человек теряет 1,5–2 литра крови в минуту. Спустя две минуты кровопотеря становится терминальной. Спустя три минуты наступает смерть.
Мой мальчик спустя пятьдесят восемь (58!) минут назвал врачам скорой своё имя, дату рождения и адрес.
Спасибо, что ты был сильным в этот страшный час. Спасибо, что могу обнять тебя и говорить с тобой».

– С места происшествия реанимобиль отвёз Аркашу в клинику им. Раухфуса. Там врачи глубоко его обезболили и обездвижили (иначе говоря, отключили нашего парня от ужасной реальности), переливали кровь и растворы, восполняя потери (он был обескровлен полностью, как выжатая губка), начали ампутацию. Начали, потому что трезво оценили свои возможности и признали, что у них нет специалистов, кто мог бы спасти этого ребёнка.
Признать, что ты чего-то не можешь, – это очень сильно, я считаю. Аркадия стабилизировали как смогли и отправили в микрососудистую хирургию при СПбГПМУ, где мы с ним и по сей день. живём.

Кровь для сына
«Аркадию перелили более 15 л препаратов донорской крови. Полная заместительная гемотрансфузия.
У нас с мужем та же группа крови, что у сына. Когда Аркаша был в реанимации, а мы – под дверью палаты интенсивной терапии, нам говорили, что кровь не нужна. Да, льём. Гемоглобин, тромбоциты – всё у парня «ниже плинтуса». Но кровь не нужна, есть донорский материал.
А на второй день оказалось, что всё, есть последний пакет В(III)Rh+, подходящей по Kell-фенотипу. Последний в городе. Привезти неоткуда.
Третья положительная группа крови считается очень распространённой. Именно поэтому, как сказали нам на станции переливания, люди не идут её сдавать. Вроде – зачем? Её и так навалом! То ли дело первая отрицательная, к примеру.
Ребята. Друзья. Кровь нужна очень, постоянно, любая. В каждом городе. Если вы здоровы, не беременны и не били тату в сомнительном подвальчике недавно, заскочите на станцию переливания. Это не больно и займёт от силы полчаса. Ваши полчаса, которые реально спасут кому-то целую жизнь.

Мы с Алексеем решили теперь сдавать кровь каждые три месяца. Уже не адресно, конкретному пациенту, а так просто, кому-нибудь».

«Ждём третьего чуда»
«Сын совершил уже целых два чуда. Он выжил, когда выжить невозможно: час с разорванными бедренными артериями. И он выбрался из реанимации на третьи сутки, обычно люди с такой тяжёлой травмой проводят там не менее двух недель. Сейчас я робко надеюсь на третье чудо.

Читайте также:  Поезд ушел перрон быстро опустел вокруг стало тихо

У Аркаши некроз кожного лоскута и подлежащих мягких тканей левой ножки. Процесс регенерации и формирование левой культи идут крайне скверно. Ему больно, особенно на перевязках, а они ежедневные. Его мучает лихорадка. Температура от утренних 35 0С к ночи разгоняется до 39 0С, а выше мы ей не даём ползти, сбиваем. Третьим чудом Аркадия в соавторстве с хирургами станет, надеюсь, снятие угрозы реампутации».

«Не думал, что у меня так много друзей»
«Сейчас Аркадию пишут из разных городов России, из разных стран. Хотят познакомиться, предлагают помощь.

Наш диалог с сыном.

– Я не думал, что у меня столько друзей. Не знал, что я хороший, что я нужен.

– А то, что я тебе об этом говорю? Ежедневно?!

– Это не то. Ты же моя мама, ясное дело, ты меня любишь и я твоё солнышко. Ты по-другому не можешь говорить. А вот люди вокруг. Где они все раньше были?

И я рассказываю ему, что в мире больше хороших людей, чем трусливых, подлых и мелочных. Я рассказываю, что надо не бояться заговорить. Позвонить. Написать. И ты обязательно встретишь хороших людей. Они рядом. Ребята, благодарность моя вам безмерна. Замечательно, когда тебя в беде поддерживают близкие. Но когда тебя в беде поддерживают ВООБЩЕ ВСЕ – бесценно».

Факты
По факту трагедии возбуждено уголовное дело по ст. 263 УК («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена»).

Ученикам школы, не оказавшим помощь Аркадию, уголовная ответственность не грозит, поскольку они несовершеннолетние.

Источник

Потерял обе ноги: Как инцидент на железной дороге изменил жизнь 11-летнего Аркадия Аксенова

Друзья пригласили Аркадия Аксенова на железную дорогу. Мальчик должен был зацепиться за вагон, чтобы не прослыть трусом перед одноклассниками. Неудачный шаг навсегда изменил его жизнь. Ребенок с отрезанными ногами ждал помощи, но друзья просто прошли мимо. Они видели, что мальчик умирает, но ничего не сделали.

Этой встречи семья 11-летнего Аркадия Аксенова ждала больше трех месяцев. Инспекторы ДПС Константин Козьяков и Вадим Забелин нашли время в плотном графике. Вместе с ними 26 декабря в операции спасения Аркадия участвовали также сотрудники ДПС Дмитрий Аудман и Виталий Сотник – с ними семья еще обязательно встретится.

– Спасибо большое!
– И мы, правда, не знаем, как вас за это благодарить.
– Ничего не надо. Человеческая жизнь – самое важное, что есть на свете. То, что мы сделали, сделал бы каждый мужчина. Любой бы человек так сделал.

В больницу ребенка доставили за 12 минут. Но врачи сказали, что помочь могут только микрососудистые хирурги Педиатрического университета. Мальчика возвращают в реанимобиль. По первому звонку прибыли лучшие микрососудистые хирурги.

«Я не дежурил в тот день. Вызвали меня и другого доктора нашего отделения – Полозова Романа Николаевича. Были сформированы две бригады с участием вызванных и тех, кто находился в тот день на дежурстве», – рассказал детский хирург микрохирургического отделения Педиатрического медицинского университета Игорь Дюг.

Операция длилась шесть часов. О сохранении ног речи не шло. Их раздробило колесами поезда. Врачи боролись за жизнь мальчика.

«Там было большое количество крови перелито, больше 4 литров. Это считается заметное переливание крови», – отметил детский хирург микрохирургического отделения Педиатрического медицинского университета Роман Полозов.

На железную дорогу Аркадия заманили старшеклассники, уговаривали запрыгнуть на подножку проходящего поезда. Шантажировали: не прыгнет – расскажут в школе, что струсил.

«И я для того, чтобы прекратить этот диалог, и для того, чтобы у них не было повода меня называть трусом, проходит поезд, я за него цепляюсь. Ноги соскользнули и упал я просто под колеса», – поделился пострадавший Аркадий Аксенов.

Камера видеонаблюдения зафиксировала момент падения Аркадия на рельсы. Спустя 12 минут появляются приятели.

«Они не думали о том, что ему нужна помощь. Они мысленно его похоронили. Констатировали, что ему недолго осталось: он, конечно же, не выживет», – подчеркнула мать пострадавшего школьника Мария Петрова.

Аркадий находит в себе силы и звонит в службу «112», называет фамилию и имя, но не смог сказать адрес. Машинист тепловоза Булат Жакеев в тот день первым пришел на помощь ребенку.

«Завершалась смена. Уже смеркалось. Погода была омерзительная. Дождь со снегом», – рассказал машинист тепловоза Булат Жакеев.

К месту, где лежал в ожидании помощи почти обессилевший Аркадий, маневровый тепловоз Булата Жакеева подошел спустя 17 минут после трагедии.

«Поезд идет. Я слышу его и понимаю, что я, возможно, близко к рельсам, и это может опять повториться. И я сделал такой рывок для того, чтобы отпрыгнуть от рельс», – добавил пострадавший Аркадий Аксенов.

Булат Жакеев заметил рывок мальчика и применил экстренное торможение. Тепловоз останавливается и машинист спускается вниз. Машинист вызвал скорую, накрыл мальчика курткой, и побежал к дороге, где были полицейские.

«Чтобы время сократить ожидания, найти ближайшую скорую, нам удалось ее перехватить и привезти на место происшествия», – отметил инспектор ДПС специализированного батальона №2 ДПС ГИБДД ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Вадим Забелин.

Уже в больнице Аркадий начал первые тренировки с гантелями. Уныние – сразу в сторону.

«Не было никаких истерик. Все было достаточно позитивно, поэтому Аркадий был тоже настроен достаточно позитивно и поправлялся хорошо», – рассказал детский хирург микрохирургического отделения Педиатрического медицинского университета Игорь Дюг.

Ежедневно Аркадий спускается по ступеням парадной на тренировку. Занятия в спортзале и в бассейне. А еще мальчик увлекся баскетболом на колясках. Здесь цели ставятся самые высокие – олимпийские.

Аркадий и его семья борются не только за свое счастье. Не хотят, чтобы случившееся с ними, повторилось еще с кем-то. С Марией поднимаемся по насыпи. Именно здесь ее сын упал под колеса вагона, на который запрыгнул. Никакого ограждения. На наших глазах мама с ребенком, рискуя жизнью, переходят пути в неположенном месте.

«Здесь множество школ и детских садов. Все это находится в шаговой доступности, причем в минутной шаговой доступности от железной дороги. Не должно быть в принципе физического доступа к железнодорожному полотну, где составы идут», – заявила мать пострадавшего школьника Мария Петрова.

При поддержке прокуратуры Мария готовит представление в Министерство транспорта. Считает, что все железнодорожные пути в черте города должны иметь ограждение. В прошлом году в Петербурге и области на железнодорожных путях погибли 86 человек.

«На территории Ленинградской области в 2020 году зарегистрированы 69 фактов травмирования граждан. На территории Санкт-Петербурга в 2020 году зарегистрированы 49 фактов травмирования граждан», – прокомментировала помощник руководителя СЗСУТ Следственного комитета России по взаимодействию со СМИ Кристина Лобанова.

Впереди у Аркадия – протезирование. Ребенку нужны бионические протезы. Цена около шести миллионов. Деньги собирают в соцсетях. А еще школьник разместил обращение не только к друзьям и знакомым, а ко всем.

– Даже если вас будут дразнить, брать на слабо, даже если вы не будете считаться крутым. Помните о самом главном и не видитесь на провокации. Не хочу молчать. Не хочу, чтобы были еще жертвы. В этом проблема.

О нашей встрече с семьей Аркадия узнал трехкратный чемпион мира по паравелоспорту Алексей Обыденнов. Спортсмен лишился рук в детстве. Мы выполнили его просьбу.

«Я хочу тебя поддержать, потому что сам пережил то же самое, что ты в таком возрасте примерно как у тебя. Я надеюсь, что мой пример и мои слова поддержки помогут тебе в дальнейшем реализовать все, что ты хочешь. А планов у тебя много, насколько я знаю. И я уверен, что все они сбудутся», – сказал трехкратный чемпион мира по паравелоспорту Алексей Обыденнов.

Подробности – в репортаже корреспондента телеканала «Санкт-Петербург» Игоря Иванова.

Источник

«Твердо выбрал жить». Рассказываем, как дела у Аркадия — подростка из Петербурга, который хотел прокатиться на товарном поезде, сорвался и лишился ног

История об 11-летнем «зацепере» из Петербурга, который в декабре 2020 года попал под товарный поезд, лишился обеих ног, час ждал помощи и чудом выжил, прогремела на всю страну. С тех пор прошло два месяца. О том, что говорят врачи, как продвигается следствие и чему этот случай всех научил, «Литтлвану» рассказала мама Аркадия Мария Петрова. А сам он записал видеообращение к сверстникам. Обязательно покажите его своим детям!

Что случилось 26 декабря 2020 года

В этот день Аркадий Аксенов, ученик 5 «А» класса школы №202 Фрунзенского района Петербурга вместе с приятелями из 6 и 7 классов той же школы пришли на железнодорожные пути у станции Товарная-Витебская. Ребята, по словам Аркадия, подбили его запрыгнуть на проходящий товарный поезд. Они хотели снять «зацеп» на видео и выложить его на YouTube-канале семиклассника. Аркадий говорит, что темой зацепинга не интересовался и к трюку не готовился. Выполняя прыжок, он сорвался под колеса движущегося товарняка. Подростки видели, что случилось, но покинули место происшествия.

Читайте также:  Какие поезда ходят кострома москва

Спустя почти час после трагедии Аркадия на путях заметил машинист маневрового локомотива Булат Жакеев. Он и вызвал скорую. Мальчика сначала доставили в клинику им. К. А. Раухфуса, а затем — в хирургическую реанимацию при СПбГПМУ. Подросток был в крайне тяжелом состоянии, без обеих ног. Врачи констатировали многочисленные ссадины и раны, закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, травму в затылочной области, ушибы и травмы поджелудочной железы, печени, селезенки, легкого, перелом вертела бедренной кости слева, массивную кровопотерю, гиповолемический шок и травматический шок 3 степени. Артериальное давление не определялось.

Тогда же было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта».

Семья переехала в Петербург из Челябинска в 2018 году. У Аркадия есть младшие братья: Артемий (8 лет) и Арсений (6 лет).

Что сделали врачи

«Сейчас, в марте, сыну значительно лучше, его жизни уже ничто не угрожает. А вечером 26 декабря, начиная с 18:30 бригада из 11 хирургов, реаниматологов и анестезиологов, спасала его жизнь. Более 6 часов шла сложнейшая микрососудистая операция. Огромный объем размозженных тканей, пучки разорванных артерий и вен, крошево костей, по пояс задранные рваные лоскуты кожи…. Все в грязи и колесной смазке. Этот фактор — загрязненность тканей в ранах — стал во многом определяющим для высоты проведенной ампутации. Обе ноги Аркадия, оторванные поездом, теперь ампутированы на уровне верхней трети бедра, при этом правая культя представляет собой по длине полноценную треть бедра, левая — в 2 раза короче.

«Состояние крайне тяжелое, стабильное» — со смысловым нажимом на последнее слово двое суток повторяли нам с мужем реаниматологи. А на третьи Аркашу осторожно вывели в «диагностическое окно» для оценки реакций и сохранности психики, и больше не вводили в искусственную кому: наш мальчик твердо выбрал жить!

В феврале Аркадию провели две операции, чтобы левая культя была функциональна, насколько это возможно, — удаляли некрозы, отпиливали часть кости, перекраивали кожу, снимали спицы с зажившего перелома. Рубцы свежие, швы еще схватываются и долгое время сыну нельзя полноценно садиться во избежание их разрывов при натяжении кожи.

/>

/>

/>

Случай Аркадия уникален для хирургической практики. Такие пациенты погибают на месте происшествия либо при транспортировке, так что в прогнозах врачи очень осторожны. С началом реабилитации и освоения новой механики движения, возможно, будет подниматься вопрос реампутации. Когда человек долго лежал, у него под действием гравитации могут опускаться, оползать мягкие ткани культи, а в вертикальном положении, при активных движениях — обратно смещаться. Тогда для протезирования их нужно переформировать. А значит — все снова вскрывать, длительно восстанавливаться…. Это и называется реампутация.

Я надеюсь, что Аркаше удастся этого избежать! Но все станет понятно только после уверенной вертикализации, когда он сможет сидеть и активно двигаться без протезов, ерзая на бедрах, как это делают все ампутанты—«парники».

Как Аркадий возвращается к жизни

Как я выяснила, золотым стандартом первичного протезирования в мире является период до 60 суток с момента ампутации. Особенно это важно при потере ног — после двух месяцев человек в значительной мере утрачивает «стереотип ходьбы». В России врачи часто не видят ничего драматичного в том, чтобы ампутант познакомился со специалистами по протезированию лишь после выписки из клиники, где проходило лечение, а это — месяцы!

Мы с Аркадием тоже побывали между молотом и наковальней этой системы. Был период, когда только ленивый не спрашивал про протезы. А мы не знали, что и ответить. Я обратилась к главврачу больницы с просьбой о допуске реабилитологов и протезистов. И была услышана. К сожалению, характер травм не позволил бы надеть первый протез нашему мальчику в течение 2 месяцев после ампутации. Но после консультаций у нас теперь есть понимание, кто и как займется возвращением ног Аркадию.

Сыну повезло — сохранены и органы пищеварительной, и выделительной систем, и оба тазобедренных сустава, сам таз не пострадал. Аркаша очень активный и спортивный. Для сохранения тонуса мышц мы с ним освоили гимнастику и выполняем ее дважды в день. Сын жадно цепляется за каждое послабление: разрешили переворачиваться на бок — срочно принимается лежать на нем; можно приподняться на локтях до полусидячего положения — приподнимается, снова и снова. Культи не симметричные, даже дома ходить, опираясь на них, как это делают многие «плановые» ампутанты, он не сможет. Объем движений предстоит осваивать с нуля, и они принципиально новые для него. Но Аркадий полон решимости и старается. Все это делает протезирование возможным, и обещает успех в освоении протезов.

О сложностях протезирования

Протезирование и реабилитация финансируются государством, но оформление инвалидности, медико-социальная экспертиза (МСЭ) и составление индивидуальной программы реабилитации (ИПР) занимают несколько месяцев.

Кроме того, первичное протезирование по ОМС у нас всегда предполагает назначение самых простых протезов: именно с таких большинство людей с парными ампутациями «переезжают» в кресло-коляску навсегда. На них невозможно хоть как-то приблизиться к механике обычной ходьбы. Такие протезы не имеют функционального шарнира-колена, лишены амортизации. Фактически, это палка на культе. При ходьбе здоровый человек задействует минимум три сустава — тазобедренный, коленный и голеностопный, — сложный связочный аппарат и стопу, выполняющую амортизационную функцию. Представьте себе ногу без колена, голеностопа и стопы… Стоять на ней можно, если с вестибулярным аппаратом все в порядке, но ходить не получится. Опорные протезы невозможно использовать без костылей, передвигаться на них получается, только обеспечивая себе четыре точки опоры: выбрасываешь костыли вперед, подволакиваешь следом протезы, упираешься и вновь выбрасываешь костыли. Такая вот «ходьба».

Еще один нюанс. У Аркадия теперь разные по своим «техническим характеристикам» ножки (мы с ним решили: когда они были длинными, назывались «ноги», а сейчас, когда уменьшились, стоит и слово использовать уменьшительной формы — «ножки»). Поэтому протезы ему нужны неодинаковые: на правой — одна конструкция (бионический протез бедра с внешним источником питания с креплением на культе + бионика голени с коленным модулем + протез стопы с амортизацией и поршневым голеностопом), на левой — другая (бионический протез, но его бедро крепится к поясной «корзинке», так как длины левой культи недостаточно для закрепления, гильза протеза будет «слетать»). То есть протез правой ноги будет активным и им можно шагать, а левой — нести опорную функцию и служить для балансирования при ходьбе.

Необходимо учитывать привычный для него тип и уровень нагрузок (до трагедии Аркадий увлекался спортом — занимался тайским боксом, смешанными единоборствами, самбо и греко-римской борьбой, плаванием. — Ред.). Как сказал протезист: «Был бы ты, парень, тихоней-шахматистом, поставили б тебя на лечебно-тренировочные «палки» и не маялись». Каждый протез будет собираться из комплектующих нескольких европейских производителей. Это называется «кастомизация». Такой подход позволяет учесть не только рост/возраст/вес пациента, но и состояние именно его позвоночника, таза, распределение нагрузки при ходьбе, балансировку.

Сейчас сын под опекой протезистов «Сколиолоджик» и Ottobock Russland, реабилитологов Федерального научного центра им. Альбрехта. Протезы позволят ему лучше адаптироваться, не выпасть из жизни «обычных» людей. Это б о льшая свобода передвижения, возможность не иметь ограничений в выборе учебного заведения, планировании повседневных дел. Ты можешь пойти, куда угодно. Ногами.

Коляска: временно или навсегда?

Еще мы выбрали Аркаше кресло-коляску активного типа, предназначенную для самостоятельного передвижения. Вот такую, как на фото.

Приобретем ее не за счет средств ОМС, а при помощи благотворителей. Причины те же, что и с протезами. Увы, сейчас после выписки из больницы ты получаешь медицинские заключения, документы, по ним оформляешь инвалидность, затем назначают МСЭ, потом — ИПР. В беготне по инстанциям проходит от 6 до 12 месяцев. Все это время человек без коляски, без протезов. А как ему передвигаться? Остается носить его на руках, пока время тянется во всех этих экспертизах. Кроме того, обычно выписывается самое простое средство передвижения. Дело даже не в его стоимости — коляски стоят от 8000 до 800000 рублей — а в функциональности, эргономичности. Для Аркадия мы сразу выбрали основательный вариант, который позволит покрыть его потребности в активности, в том числе в спорте. И это не временно: для человека, потерявшего ноги, коляска и протезы — полноправные транспортные средства, возвращающие к активной жизни.

Правда, из-за того, что Аркаше еще нельзя надолго принимать вертикальное положение, коляску он не опробовал. Мы консультировались с лечащим врачом, с реабилитологом, тренерами, и к нам приезжал представитель компании-производителя, чтобы максимально корректно сделать все замеры. В итоге лист заявки — документ на 12 листах формата А4. Европейские производители очень внимательны к деталям.

Источник